Убытки и неосновательное обогащение отличие

Убытки и неосновательное обогащение имеют характерные признаки, позволяющие отличать данные различные правовые явления друг от друга.

По мнению юрисконсульта ООО "Проф-Инжиниринг" (г. Краснодар) Д.В. Добрачева, убытки, о которых речь идет речь в главе 60 ГК РФ — своего рода ответственность за то, что приобретатель не возвратил полученное немедленно после того, как узнал о неосновательности своего обогащения. Регулируется эта ответственность специальными нормами главы 60 ГК РФ.

Согласно пункту 1 ст. 1104 Гражданского кодекса РФ имущество, составляющее неосновательное обогащение приобретателя, должно быть возвращено потерпевшему в натуре в случаях, когда неосновательное обогащение имеет материальную форму и сохранилось у приобретателя (см. Постановление ФАС Московского округа от 3 июня 2004 г. по делу N КГ-А40/4214-04).

В соответствии с пунктом 1 ст. 1105 ГК РФ при невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное или сбереженное имущество приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, если приобретатель не возместил его стоимость немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения.

По смыслу названной нормы размер возмещения определяется действительной стоимостью имущества на момент его приобретения в случае немедленного (после осведомленности о факте неосновательного обогащения) возмещения стоимости неосновательно приобретенного имущества. Если же приобретатель немедленно после того, как узнает о неосновательности своего обогащения, не возместит его стоимость потерпевшему, он берет на себя риск последующего изменения стоимости имущества, так как будет обязан возместить потерпевшему убытки, которые он понесет в связи с изменением цены имущества. Причем в законодательстве говорится о "последующих изменениях стоимости". Думаю, что речь идет о любых происшедших после момента приобретения имущества изменениях, в том числе вызванных инфляцией (ст. 1104 ГК РФ).

Постановлением от 2 июля 2008 г. N КГ-А40/4323-08 по делу N А40-61653/06-28-257 ФАС Московского округа удовлетворил требования истца о взыскании с ответчика суммы неосновательного обогащения в виде рыночной стоимости утраченного имущества, сославшись на пункт 1 ст. 1105 ГК РФ. Суд отметил: рыночная стоимость утраченного имущества на дату его приобретения ответчиком не может превышать сумму, за которую это имущество было приобретено истцом.

В Постановлении ФАС Северо-Западного округа от 29 марта 2005 г. по делу N А05-7027/04-3 указано: если приобретатель неосновательно приобретенного имущества не возместил его стоимость потерпевшему немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения, он должен возместить также убытки, вызванные последующим изменением стоимости данного имущества. Данный вид убытков подлежит взысканию в случае, когда приобретатель, зная о неосновательности своего обогащения, т.е. действуя недобросовестно, немедленно не возместил его стоимость. Признавая требования обоснованными, суд исходил из того, что неисполнение приобретателем обязанности по немедленному возврату неосновательно приобретенного имущества является основанием для возмещения потерпевшему потерь, вызванных последующим изменением стоимости данного имущества. Удорожание выбывшего из владения потерпевшего имущества свидетельствует о понесенных им потерях.

Требование о взыскании убытков, вызванных удорожанием имущества, не тождественно иску о взыскании первоначального неосновательного обогащения: оно имеет самостоятельное правовое основание — удорожание стоимости неосновательно приобретенного имущества и предмет — возмещение убытков (см. Постановления ФАС Северо-Западного округа от 21 октября 2003 г. по делу N А13-7158/02-20, Президиума ВАС РФ от 10 января 2001 г. N 7309/99 по делу N А41-К1-5377/98).

Возникает вопрос: за какой период определять размер последующего удорожания стоимости имущества?

В Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 23 октября 2009 г. по делу N А15-68/2009 рассмотрена ситуация, когда суд апелляционной инстанции, отменяя решение суда первой инстанции об отказе в иске о взыскании неосновательного обогащения и убытков, указал, что положения статьи 1105 ГК РФ об обязанности приобретателя возместить убытки, вызванные последующим изменением стоимости неосновательно приобретенного имущества, подлежат применению в данном деле, поскольку решение суда первой инстанции ответчиком не исполнено, а стоимость имущества вновь увеличилась. Кассационная инстанция, отменяя постановление апелляционной инстанции, указала: право на возмещение убытков, предоставленное потерпевшему указанной нормой, реализовано истцом при обращении в суд и прекратилось с принятием решения, имеющего преюдициальное значение по рассматриваемому делу, трансформировавшись в право взыскателя на принудительное исполнение судебного акта, регламентируемое процессуальным законодательством и законодательством об исполнительном производстве. Обязанность приобретателя по возмещению стоимости неосновательно приобретенного имущества с вынесением судебного акта о взыскании стоимости имущества и убытков, вызванных последующим изменением его стоимости, также прекратилась, поскольку возникла обязанность исполнить вступивший в законную силу судебный акт.

Согласно пункту 2 ст. 1104 ГК РФ приобретатель отвечает перед потерпевшим за всякие, в том числе случайные, недостачу или ухудшение неосновательно приобретенного или сбереженного имущества, происшедшие после того, как он узнал или должен был узнать о неосновательности обогащения. До этого момента он отвечает лишь за умысел и грубую неосторожность.

Недобросовестный приобретатель отвечает за всякую (и случайную) гибель вещи. Если владелец добросовестный, на него риск не переходит. Поэтому при случайной гибели вещи он не обязан компенсировать ее стоимость. Ответственность за невозврат неосновательно приобретенного имущества (п. 2 ст. 1104 ГК РФ) применяется с момента наступления факта его осведомленности о препятствиях к совершению сделки.

Вопрос о природе ответственности, предусмотренной пунктом 2 ст. 1104, пунктом 1 ст. 1105 ГК РФ, решается в литературе неоднозначно.

Ю. Толстой считает природу убытков, о которых речь идет в указанной выше норме, как, впрочем, и ответственности по пункту 2 ст. 1104, деликтной .

Толстой Ю.К. Проблема соотношения требований о защите гражданских прав // Правоведение. 1999. N 2. С. 139.

Н. Агафонова рассматривает норму указанного пункта как частный случай, когда кондикционное обязательство предстает не в качестве меры защиты, а в качестве меры ответственности .

Гражданское право. Часть вторая / Под ред. А.Г. Калпина. М., 1999. С. 536.

Д. Тузов полагает, что по своей природе ответственность по пункту 2 ст. 1104 не является ни договорной, ни деликтной, а представляет собой особый вид внедоговорной ответственности — ответственность недобросовестного получателя, известную институтам виндикации и кондикции .

Тузов Д.О. Реституция в гражданском праве: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Томск, 1999. С. 17 — 18.

По мнению М. Телюкиной, компенсация потерь кредитора в стоимости имущества может быть расценена как особая мера ответственности приобретателя, не исполнившего (немедленно и добровольно) свою обязанность в кондикционном обязательстве .

Телюкина М.В. Кондикционные обязательства (теория и практика неосновательного обогащения) // Законодательство. 2002. N 3.

Думается, убытки, о которых речь идет в пункте 1 ст. 1105, как, впрочем, и ответственность, предусмотренная пунктом 2 ст. 1104 ГК РФ, непосредственно неосновательным обогащением по смыслу пункта 1 ст. 1102 ("неосновательно приобретенное или сбереженное имущество") не выступает. На мой взгляд, это своего рода ответственность за то, что приобретатель не возвратил полученное немедленно после того, как узнал о неосновательности своего обогащения. Но регулируется данная ответственность специальными нормами главы 60 ГК РФ "Обязательства вследствие неосновательного обогащения".

Для практики важно разграничение обязательств из неосновательного обогащения и деликтных обязательств.

О. Иоффе считал, что кондикционные и деликтные обязательства должны разграничиваться по принципу наличия вины, которая обязательна для квалификации обязательства как деликтного .

Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975. С. 866 — 868.

Ю. Толстой полагает: разграничение деликта и кондикции следует проводить по критерию образования на стороне правонарушителя имущественной выгоды (так, при уничтожении имущества потерпевшего мы имеем дело с деликтом, а при похищении его возникают и деликт и неосновательное обогащение) .

Толстой Ю.К. Обязательства из неосновательного приобретения или сбережения имущества (юридическая природа и сфера действия) // Вестник ЛГУ. 1973. N 5. С. 139 — 140.

В. Рясенцев предлагал использовать в качестве критерия наличие в действиях обогатившегося правонарушения, без чего невозможен деликт .

Рясенцев В.А. Обязательства из так называемого неосновательного обогащения в советском гражданском праве // Ученые записки МГУ. Труды юридического факультета. 1949. Вып. 144. Кн. 3. С. 91.

Ю. Бозиева указывает: если умаление имущественного блага осуществлено в форме похищения, иного неосновательного присвоения имущества правонарушителем, то в результате этого правонарушитель причиняет потерпевшему убытки и одновременно неосновательно обогащается. Обогащение "правонарушителя" за счет другого лица (потерпевшего) путем умаления имущественного блага последнего в форме причинения убытков — это пограничный случай для институтов, регламентирующих обязательства из причинения вреда и обязательства из неосновательного обогащения .

Бозиева Ю.Г. Кондикционные обязательства в системе гражданско-правовых обязательств: Дис. . канд. юрид. наук. Краснодар, 2003. С. 16 — 17.

Попытка разграничения требований из неосновательного обогащения и требований из причинения вреда была отражена в актах ВАС РФ.

Согласно пункту 2 Обзора практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11 января 2000 г. N 49) требование из неосновательного обогащения может быть заявлено и в случае причинения вреда. То есть если в результате причинения внедоговорного вреда правонарушитель за счет потерпевшего приобрел какое-либо имущество либо неправомерно сберег свое, речь должна идти наряду с деликтным обязательством о возникновении обязательства из неосновательного обогащения.

Читайте также:  Норма отступа от забора при строительстве бани

Таким образом, обязательство по возмещению убытков может появиться как наряду с обязательством из неосновательного обогащения, так и иметь самостоятельное значение. При этом возникают следующие вопросы.

  1. Каков предмет доказывания по требованию о взыскании денежного долга в форме неосновательного обогащения и убытков, вызванных последующим изменением стоимости имущества?

В Постановлении ФАС Волго-Вятского округа от 20 мая 2010 г. по делу N А31-6503/2009 указано: для возникновения обязательства из неосновательного обогащения истец должен доказать совокупность следующих обстоятельств:

  • возрастание или сбережение имущества (неосновательное обогащение) на стороне приобретателя;
  • убытки на стороне потерпевшего;
  • убытки потерпевшего как источники обогащения приобретателя (обогащение за счет потерпевшего);
  • отсутствие надлежащего правового основания для наступления указанных имущественных последствий.

В Постановлении ФАС Восточно-Сибирского округа от 11 декабря 2008 г. N А19-4891/08-47-Ф02-6189/08 по делу N А19-4891/08-47 отмечено, что "истец по требованию о взыскании сумм, составляющих неосновательное обогащение, должен доказать:

  • факт приобретения или сбережения ответчиком денежных средств за счет истца;
  • отсутствие установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований для приобретения;
  • размер неосновательного обогащения.

Лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило (п. 2 ст. 1105 ГК РФ). При этом по аналогии закона может быть использовано правило пункта 3 ст. 424 Кодекса о применении цены, которая при сравнимых обстоятельствах взимается за аналогичные товары, работы, услуги.

В Постановлении ФАС Центрального округа от 16 августа 2010 г. по делу N А14-428/2010/22/5 сказано: суд первой инстанции, установив факт невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное, руководствуясь пунктом 1 ст. 1105 ГК РФ, правомерно обязал ответчика возместить истцу действительную стоимость ангара, определенную исходя из потребительской ценности имущества для приобретателя по правилам пункта 3 ст. 424 ГК РФ, поскольку истец не представил доказательства, свидетельствующие об ином размере действительной стоимости спорного ангара.

Постановлением ФАС Восточно-Сибирского округа от 19 февраля 2008 г. N А74-748/07-Ф02-323/08 по делу N А74-748/07 предмет доказывания определен арбитражным судом в соответствии с частью 2 ст. 65 Арбитражного процессуального кодекса РФ с учетом положений статей 209, 214, 294, 299, 1102, 1105 ГК РФ: установление факта приобретения или сбережения ответчиком имущества за счет истца, отсутствие правовых оснований для получения имущества ответчиком, невозможность возвратить приобретенное в натуре, размер неосновательного обогащения, а также наличие убытков, вызванных последующим изменением стоимости имущества.

  1. Применяется ли к требованиям о взыскании таких убытков общий срок исковой давности?

ФАС Волго-Вятского округа в "Обобщении практики рассмотрения споров, связанных с неосновательным обогащением" указал: заявленное истцом требование о возмещении убытков, связанных с последующим изменением стоимости нефти, удовлетворено быть не может, так как заявитель обратился с иском почти через три года с момента составления акта передачи нефти и не доказал суду, что им принимались меры, направленные к предотвращению этих убытков или уменьшению их размера.

  1. Как упущенная выгода применяется к категории убытков по статье 1105 ГК РФ?

Согласно Постановлению ФАС Западно-Сибирского округа от 25 октября 2007 г. N Ф04-8079/2006(37879-А75-13), Ф04-8079/2006(39596-А75-13) по делу N А75-2209/2007 суд не принял во внимание расчет истца, в котором стоимость здания оценивалась с учетом ставки рефинансирования, так как этот показатель не может быть применен при определении стоимости недвижимого имущества. Отказывая во взыскании убытков в виде неполученных доходов, суд сослался на их недоказанность, поскольку в деле отсутствовали данные о размере затрат на содержание здания и коммунальных услуг за указанный период, сведения о стоимости аналогичного здания.

  1. Необходимо ли доказывать помимо факта изменения стоимости имущества основные элементы убытков: противоправность, причинную связь, вред и т.д.?

В Постановлении ФАС Северо-Кавказского округа от 7 июня 2000 г. N Ф08-1273/2000 по делу N А32-14635/99-19/431 указано: в части возмещения убытков, вызванных последующим изменением стоимости имущества, необходимо доказать разницу между стоимостью имущества на момент приобретения и стоимостью имущества на момент рассмотрения дела судом.

В Постановлении ФАС Московского округа от 26 января 2005 г. N КГ-А40/12920-04 говорится: из смысла пункта 1 ст. 1105 ГК РФ следует, что возмещению подлежат убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, а не разница в цене на продукцию, вызванная последующим изменением ее стоимости. Истцом не доказано, что из-за несвоевременной оплаты ответчиком стоимости неосновательно полученного товара ему пришлось приобрести или будет приобретен такой же товар по возросшей стоимости, что причинит определенные убытки.

Итак, взыскание убытков, вызванных последующим изменением стоимости неосновательно приобретенного имущества, представляет собой ответственность должника.

Для взыскания убытков требуется наличие состава ответственности — противоправность, вред, причинная связь и т.д. Необходимо также доказать специальные условия ответственности — разницу между стоимостью имущества на момент обращения взыскания и действительную стоимость на момент приобретения имущества, то есть последующее изменение стоимости неосновательно приобретенного имущества, если приобретатель не возместил его стоимость немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения.

При отсутствии неосновательно приобретенного имущества невозможно взыскание убытков, вызванных удорожанием, последующим изменением стоимости неосновательно приобретенного имущества.

Библиография

Бозиева Ю.Г. Кондикционные обязательства в системе гражданско-правовых обязательств: Дис. . канд. юрид. наук. Краснодар, 2003.

Гражданское право. Часть вторая / Под ред. А.Г. Калпина. М., 1999.

Иоффе О.С. Обязательственное право. М., 1975.

Рясенцев В.А. Обязательства из так называемого неосновательного обогащения в советском гражданском праве // Ученые записки МГУ. Труды юридического факультета. Вып. 144. Кн. 3. М., 1949.

Телюкина М.В. Кондикционные обязательства (теория и практика неосновательного обогащения) // Законодательство. 2002. N 3.

Толстой Ю.К. Обязательства из неосновательного приобретения или сбережения имущества (юридическая природа и сфера действия) // Вестник ЛГУ. 1973. N 5.

Толстой Ю.К. Проблема соотношения требований о защите гражданских прав // Правоведение. 1999. N 2.

Тузов Д.О. Реституция в гражданском праве: Автореф. дис. . канд. юрид. наук. Томск, 1999.

защита прав в суде без адвоката

Получив товар или результат работ от своего контрагента, участник оборота должен произвести за него оплату или иное встречное исполнение (ст. 423 ГК РФ). При этом форма оплаты не обязательно должна быть денежная. В силу принципа свободы договора это могут быть встречная передача товаров (мена), выполнение работ или оказание услуг, уступка имущественного права и т.д.

Если один участник оборота получил имущественное предоставление от своего контрагента, но со своей стороны ничего ему не предоставил, то он считается неосновательно обогатившимся за его счет. Неосновательное обогащение составляет в данном случае сумма полученной им оплаты, которая может быть взыскана по правилам главы 60 ГК РФ.

Однако это возможно при условии, что договор, в рамках которого стороны должны были обменяться эквивалентными имущественными благами (например, передача товара в собственность за деньги), был расторгнут или прекратил свое действие. До тех пор, пока договор сохраняет свое действие, имеется возможность исполнения предусмотренных им обязательств.

Поэтому, если договор сохраняет свое действие, оснований расценивать уплаченные денежные средства без встречного предоставления в качестве неосновательного обогащения не имеется, поскольку в качестве неосновательно полученного имущество может рассматриваться только тогда, когда оно было передано без предусмотренных для этого законом или сделкой оснований (п. 1 ст. 1102 ГК РФ).

При прекращении договора, если одна из сторон получит то, что ей причиталось, при этом свои обязательства перед контрагентом не выполнит, он вправе ставить вопрос о взыскании неосновательного обогащения. Например, покупатель, оплативший 5 партий товара и получивший только 2, вправе требовать возврата уплаченной стоимости за оставшиеся 3 партии (п. 5 Постановления Пленума ВАС РФ от 06.06.2014 N 35 «О последствиях расторжения договора»).

По правилам о неосновательном обогащении можно вернуть следующие виды имущества, неосновательно приобретенного или сбереженного третьим лицом:
— излишне уплаченные или ошибочно перечисленные деньги;
— невозвращенную часть цены при расторжении неисполненного контракта;
— понесенные инвестором затраты по реставрации объекта недвижимости в случае расторжения инвестиционного контракта при отсутствии его вины и встречного исполнения со стороны его контрагента — собственника объекта;
— сумму НДС, добавленную ресурсоснабжающей организацией к тарифу, если при его утверждении данный налог уже был учтен;
— стоимость незаконно добытых объектов животного мира, их части и выработанной из них продукции, поскольку в отсутствие предусмотренного законом разрешения на их добычу (вылов) они составляют неосновательное обогащение добывшего их лица (п. 45 Постановления Пленума ВС РФ от 18.10.2012 N 21 «О применении судами законодательства об ответственности за нарушения в области охраны окружающей среды и природопользования»), и др.

Читайте также:  Сколько дней в реанимации после инсульта

В качестве неосновательного обогащения участник оборота вправе также взыскать деньги, перечисленные им за другого участника оборота третьему лицу. Например, гражданин отправил деньги в счет стоимости автомобиля продавцу, но оформил машину на своего партнера, получив от него после этого право управлять имуществом и распоряжаться им. В случае если номинальный собственник откажется от выполнения устной договоренности и потребует вернуть ему вещь, ссылаясь на свой титул права собственности, то лицо, перечислившее деньги, вправе с него их взыскать как неосновательное обогащение.

Срок исковой давности по такому требованию при этом начинает течь с момента, когда лицо узнало о нарушении своего права, то есть когда его партнер начал требовать возврат автомобиля. До этого момента он ничего не требовал, и у лица, перечислившего деньги, не было оснований считать, что его права ущемлены.

Здесь также необходимо иметь в виду, что иск о взыскании неосновательного обогащения истец вправе предъявить к своему партнеру, на которого был оформлен автомобиль, поскольку продавец как добросовестный кредитор получил деньги за исполнение своих обязательств и не должен отвечать по такому иску (п. 1 ст. 313 ГК РФ).
Закон не наделяет добросовестного кредитора, не имеющего материального интереса ни в исследовании сложившихся между третьим лицом и должником отношений (в данном случае: почему были перечислены деньги за автомобиль одним субъектом, а право собственности оформлено на другой), ни в установлении мотивов, побудивших должника перепоручить исполнение своего обязательства другому лицу, полномочиями по проверке того, действительно ли имело место возложение должником исполнения обязательства на третье лицо.
Следовательно, не может быть признано ненадлежащим исполнение добросовестному кредитору (в приведенном примере продавец автомобиля), принявшему как причитающееся с должника предложенное третьим лицом, если кредитор не знал и не мог знать об отсутствии факта возложения исполнения обязательства на предоставившего исполнение лицо, и при этом исполнением не были нарушены права и законные интересы должника (Постановление Президиума ВАС РФ от 15.07.2014 N 3856/14 по делу N А26-3145/2013).

Завышенные расценки

Участники оборота не лишены возможности ставить вопрос о взыскании неосновательного обогащения в ситуации, когда заключенный между ними договор был исполнен, если будет установлено, что кто-то из них неосновательно обогатился.

Приведем случай, когда по договору подряда за выполненные работы оплата была произведена в полном объеме, однако в дальнейшем выяснилось, что общая стоимость работ была чрезмерно завышена, часть из них не выполнена. Если указанные обстоятельства заинтересованная сторона сможет подтвердить надлежащими и достоверными доказательствами, то она вправе рассчитывать на взыскание в ее пользу неосновательного обогащения.

Отличие неосновательного обогащения от взыскания убытков

Требование о взыскании неосновательного обогащения (кондикционный иск) нужно отличать от иска о возмещении убытков. В первом случае истец доказывает, кто за его счет неосновательно сберег имущество или обогатился, а во втором — факт и размер причиненных убытков, вину ответчика и наличие прямой причинно-следственной связи между его противоправным поведением и причиненными убытками (ст. 15 ГК РФ).
По иску о взыскании неосновательного обогащения истец может требовать возврата ему неосновательно приобретенного или сбереженного за его счет имущества, а также доходы, которые ответчик мог бы извлечь (п. 1 ст. 1107 ГК РФ), проценты за неправомерное пользование чужими деньгами (ст. 395, п. 2 ст. 1107 ГК РФ).

Право требовать взыскания наряду с неосновательным обогащением также неполученных доходов роднит кондикционный иск с требованием о возмещении убытков, в состав которых также входят неполученные доходы — упущенная выгода (п. 2 ст. 15 ГК РФ). Это обстоятельство на практике нередко приводит к путанице, которая затрудняет пострадавшему участнику оборота возможность оперативно защитить свои права.

Сложность разграничения требований о взыскании убытков и неосновательного обогащения неоднократно вызывала коллизии в ходе судебных разбирательств. Рассмотрим основные аспекты, которые необходимо учитывать дабы избежать негативных последствий неправильной квалификации требований.

Итак, при подготовке к делу перед Вами встает вопрос, как сформулировать требования – взыскать убытки или взыскать неосновательное обогащение?

Сначала немного теории, которая отнюдь не помешает Вам при обосновании правильности выбора исковых требований.

Возмещение убытков представляет собой меру гражданского-правовой ответственности. Согласно пункту 2 статьи 15 Гражданского кодекса РФ под убытками понимаются расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода). Основанием для взыскания убытков является гражданское правонарушение. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 12.10.2015 №25-П предмет доказывания по делам о возмещении убытков определён следующим образом: «При рассмотрении дел о взыскании убытков арбитражному суду необходимо установить состав правонарушения, включающий факт наступления вреда, вину причинителя вреда, противоправность поведения причинителя вреда, наличие причинно-следственной связи между действиями причинителя вреда и наступившими неблагоприятными для истца последствиями, а также размер ущерба». Пленум ВС РФ в своем Постановлении от 23 июня 2015 г. №25 также дал разъяснения по данному вопросу, указав, что по делам о возмещении убытков истец обязан доказать, что ответчик является лицом, в результате действий (бездействия) которого возник ущерб, а также факты нарушения обязательства или причинения вреда, наличие убытков (пункт 2 статьи 15 ГК РФ).

Тогда как обязательства из неосновательного обогащения, являются отдельным видом обязательств, носящим внедоговорный характер. Статья 1102 Гражданского кодекса определяет их следующим образом: «Лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса. Правила, предусмотренные настоящей главой, применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли». Таким образом, для возникновения обязательства из неосновательного обогащения необходимо наличие следующих условий: приобретение или сбережение имущества за счёт другого лица, отсутствие законных оснований такого приобретения либо сбережения. Для возникновения данного обязательства не имеет значения является ли оно последствием поведения потерпевшего, приобретателя либо третьих лиц, а также наличие их воли. Кроме того, согласно пункту 4 статьи 453 Гражданского кодекса РФ в случае, когда до расторжения или изменения договора одна из сторон, получив от другой стороны исполнение обязательства по договору, не исполнила свое обязательство либо предоставила другой стороне неравноценное исполнение, к отношениям сторон применяются правила об обязательствах вследствие неосновательного обогащения (глава 60), если иное не предусмотрено законом или договором либо не вытекает из существа обязательства. Эта диспозитивная норма устанавливает условие применения положений о неосновательном обогащении в случае неисполнения или неравноценного исполнения обязательства одной стороной при условии получения исполнения обязательства от другой стороны до расторжения или изменения договора.

Основания возникновения неосновательного обогащения могут быть различными: требование о возврате ранее исполненного при расторжении договора, требование о возврате ошибочно исполненного по договору, требование о возврате предоставленного при незаключенности договора, требование о возврате ошибочно перечисленных денежных средств при отсутствии каких-либо отношений между сторонами и т.п. (Постановление Президиума ВАС РФ от 29.01.2013 №11524/12).

Что касается особенностей доказывания по таким делам, то в Постановлении Президиума ВАС РФ от 12.03.2013 №12435/12 по делу №А76-10850/2011 указано следующее: «Чтобы требование о взыскании неосновательного обогащения было удовлетворено, потерпевший должен доказать, что приобретатель приобрел или сберег имущество за его счет без законных оснований».

Исходя из положений законодательства, регулирующих данные правовые институты, и вышеуказанного подхода судов к определению круга обстоятельств, подлежащих доказыванию при рассмотрении дел о взыскании убытков и взыскании неосновательного обогащения, следует вывод, что основными их различиями являются:

  • возникновение неосновательного обогащения не связано с виной приобретателя;
  • убытки являются мерой гражданско-правовой ответственности, а неосновательное обогащение — отдельным видом внедоговорного обязательства;
  • основания для применения норм о каждом из рассматриваемых правовых институтов.

Однако, необходимо отметить, что в определении правовой природы этих двух институтов и заключаются их основные отличия. Соотнесение предъявляемых требований с указанными выше положениями, анализ их различий поможет правильно установить сущность спорных правоотношений и позволит провести разграничение между ними.

В связи с этим рассмотрим основные направления в судебной практике по разграничению требований о взыскании убытков и взыскании неосновательного обогащения, а также позиции судов при неправильной квалификации исковых требований.

Некоторые из указанных различий рассматриваемых правовых институтов нашли свое отражение в судебной практике. Более того, судебной практикой выделяются и другие отличия рассматриваемых требований, и в качестве одного из примеров можно привести Постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 6 октября 2010 г. №КГ-А40/11154-10 по делу №А40-43029/09-69-369.

Читайте также:  Как получить миллион от государства молодой семье

Упомянутое постановление указывает, что неотработанная сумма предварительной оплаты (аванса) относится к неосновательному обогащению, а не к убыткам. Мотивировано это следующим. По правилам статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации убытки предполагают безвозвратную утрату имущества. Поскольку сумма предварительной оплаты (аванса) не может считаться безвозвратно утраченной и по своему характеру является неосновательным обогащением, то она не считается убытками.

Надо отметить, что несмотря на указанные отличия и разный характер рассматриваемых требований, анализ практики позволяет сделать вывод, что случаи, когда суду приходится разъяснять, какие именно требования должны быть предъявлены в том или ином случае, не так уж редки.

В качестве одного из примеров неправильного разграничения истцом требований о взыскании убытков и неосновательного обогащения можно привести Постановление Президиума ВАС РФ от 18.03.2014 N 18222/13 по делу N А40-117032/12. Кроме того, это как раз один из примеров, когда, обосновывая квалификацию требований как взыскание неосновательного обогащения, в качестве одного из доводов суд привел отсутствие оснований для возмещения убытков – деликта либо иного законного основания, что как указывалось выше, относится к одному из различий данных правовых институтов.

Суть спора по данному делу заключается в следующем. После подачи в суд заявления о признании общества банкротом им и банком подписан договор об отступном, по условиям которого денежное обязательство данного общества по кредитному договору подлежало прекращению путем предоставления банку отступного (недвижимого имущества). Договор об отступном фактически исполнен его сторонами — должник передал банку недвижимое имущество. Впоследствии указанный договор Президиумом ВАС РФ был признан недействительным, поскольку данная сделка повлекла предпочтительное удовлетворение требований банка перед другими кредиторами. Арбитражный суд города Москвы применил к договору об отступном последствия его недействительности, обязав банк вернуть недвижимое имущество должнику и восстановив задолженность последнего перед банком. Конкурсный управляющий, полагая, что, передав недвижимое имущество в качестве отступного, общество понесло убытки в виде неполученных арендных платежей, обратился в арбитражный суд с иском об их взыскании. Рассматривая данное дело, Президиум ВАС РФ указал, что само по себе заключение банком договора об отступном не может рассматриваться как причинение вреда. В отдельных случаях закон предусматривает возможность возмещения убытков в связи с заключением недействительных сделок, при этом действующее законодательство не содержит норм о взыскании убытков ввиду совершения недействительной сделки с предпочтением. Не всякое исполнение недействительной сделки влечет возникновение юридического основания для возмещения убытков. Основным способом защиты прав сторон, исполнивших сделку, является применение последствий ее недействительности.

В связи с этим вывод судов о возможности применения норм о возмещении убытков в отсутствие деликта или иного установленного законом основания противоречит гражданскому законодательству. Кроме того, Президиум ВАС указал, что данное требование может быть квалифицировано как кондикционное, поскольку банк неосновательно пользовался недвижимым имуществом должника с момента его получения, и к отношениям сторон подлежит применению пункт 1 статьи 1107 Гражданского кодекса.

Из данной нормы усматривается, что неосновательно обогатившееся лицо, в частности, обязано возместить все доходы, которые оно должно было извлечь из имущества потерпевшего, с того времени, когда узнало или должно было узнать о неосновательном обогащении.

При этом, судом сделан вывод, что неверная правовая квалификация требования истца в качестве убытков вместо кондикционного требования не привела к принятию неправильного решения, поскольку истец имел право на притязание, предусмотренное пунктом 1 статьи 1107 Гражданского кодекса.

Отметим, что правильная квалификация требований о взыскании убытков или взыскании неосновательного обогащения чрезвычайно важна, однако, если истец так и не придёт к их правильному пониманию, суд вправе самостоятельно определить характер спорных правоотношений.

В связи с этим, наряду с анализом проблемы разграничения рассматриваемых требований, необходимо выделить следующее направление в судебной практике, имеющее непосредственное отношение к рассматриваемому вопросу, сформированное высшей судебной инстанцией. В случае, если исковые требования о взыскании неосновательного обогащения ошибочно определены как возмещение убытков, суд должен самостоятельно определить характер спорного правоотношения и нормы законодательства, подлежащие применению, кроме того, если истцом заявлено требование о взыскании денежной суммы (возмещении убытков), последующее определение ее как суммы неосновательного обогащения не является изменением предмета иска.

Отражено это направление в Постановлении Президиума ВАС РФ от 16.11.2010 N 8467/10 по делу №А19-12205/09-58, которое также затрагивает проблему разграничения рассматриваемых требований. По данному спору, сославшись на статью 15 Гражданского кодекса РФ, истец предъявил требования о взыскании убытков, заключающихся в понесённых расходах на восстановление железнодорожного тупика, обязанность восстановить который возлагались на него как на субарендатора по договору субаренды, признанному впоследствии незаключенным. Судом первой инстанции в изменении требований с взыскания убытков на взыскание неосновательного обогащения, как и в иске было отказано. Суд апелляционной инстанции решение оставил в силе. Суд кассационной инстанции, указав на неправильную квалификацию искового требования, которое, по его мнению, следовало рассматривать как взыскание неосновательного обогащения, исходя из сформулированных требований истца, отменил на основании этого судебные акты нижестоящих судов, полагая, что неправильная квалификация иска является безусловным основанием к отмене, при этом в связи с неотносимостью представленных истцом доказательств к обстоятельствам неосновательного обогащения ответчика также отказал в иске.

ВАС РФ все судебные акты по данному делу отменил. Суд указал, что, несмотря на то, что истец первоначально ошибочно назвал сумму иска убытками, суды на основании пункта 1 статьи 133, пункта 1 статьи 168 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации с учетом обстоятельств, приведенных в обоснование иска, должны были самостоятельно определить характер спорного правоотношения, возникшего между сторонами по делу, а также нормы законодательства, подлежащие применению. По его мнению, суды не учли, что, поскольку истцом заявлено требование о взыскании денежной суммы, последующее определение ее как суммы неосновательного обогащения при указанных фактических обстоятельствах не может являться изменением предмета иска. В последующем указанная позиция была поддержана и в других судебных актах. (Постановление Федерального арбитражного суда Центрального округа от 9 апреля 2013 г. N Ф10-540/13 по делу N А48-2733/2011, Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 10 сентября 2012 г. N Ф01-3970/12 по делу N А79-3179/2011, Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 26 октября 2011 г. N Ф07-1485/10 по делу №А21-5282/2009).

Также в связи с рассматриваемым вопросом необходимо упомянуть Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 21.05.2002 N Ф08-1617/2002. По этом делу суд, признав квалификацию требований неправильной, как и Президиум ВАС в Постановлении от 18.03.2014 N 18222/13 по делу N А40-117032/12 не счел это основанием для отмены судебных актов нижестоящих инстанций. В рамках данного спора истцом заявлены требования о выселении из неосновательно занимаемых муниципальных нежилых помещений и взыскании убытков в виде упущенной выгоды исходя из неполученной истцом арендной платы и процентов за тот же период. Суд первой инстанции, установив, что ответчик неосновательно занимает нежилые помещения, являющиеся муниципальной собственностью, удовлетворил требования истца, указав в решении, что взысканию подлежит упущенная выгода. Апелляционная инстанция же указала, что взыскано неосновательное обогащение. Кассационная инстанция поддержала этот вывод апелляционной инстанции, поскольку в данном случае взыскание с ответчика того, что он сберег вследствие пользования спорными помещениями является взысканием неосновательного обогащения, обязанность возместить которое предусмотрена статьями 1102-1105 Гражданского кодекса Российской Федерации, оставив акты нижестоящих судов без изменения, так как, по его мнению, указанные противоречивые выводы не могут являться основанием к отмене по существу правильного решения суда первой инстанции.

Итак, анализ сложившейся судебной практики, позволяет сделать вывод о том, что при рассмотрении дел, наибольшую сложность при разграничении рассматриваемых требований вызывают ситуации, касающиеся определения суммы предварительной оплаты в качестве убытков либо неосновательного обогащения, взыскания неосновательного обогащения при признании договора незаключенным, фактическом пользовании услугами в отсутствие договора, признании сделки недействительной, а также безосновательном пользовании недвижимым имуществом. При этом, в большинстве случаев неправильная квалификация имеет место в отношении требований о взыскании неосновательного обогащения, истцы первоначально формулируют их как взыскание убытков.

Стоит отметить, что, для решения вопроса о разграничении рассматриваемых требований необходимо использовать все характерные признаки данных правовых институтов, установленные действующими нормами законодательства, учитывая сформированные судебной практикой позиции. В связи с этим вышеприведённые примеры судебной практики в этой сфере исключительно важны, поскольку способствуют установлению точного восприятия норм, регулирующих указанные правоотношения, во избежание ошибок применения их на практике и как следствие для усовершенствования работы судов.

Защитите себя от налоговых проверок. Онлайн-курс от бывшего сотрудника ОБЭП, а ныне известного налогового консультанта сейчас со скидкой 50 %. Сейчас всего за 2750 руб.

Вы научитесь противостоять давлению налоговиков, грамотно вести себя на допросах и выемке, защищать себя от уголовки и субсидиарки.

Куча практических советов и минимум теории. Обучение полностью дистанционно, выдаем сертификат. Успейте купить (у нас еще пять курсов со скидкой).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

Adblock detector